ГРУЗИЯ в интерьере геополитики

<

История Грузии похожа на историю Украины: разные судьбы разных территорий и разных племен волею исторической необходимости сведены вместе. Нам нужно рассматривать соринки в глазах соседей, чтобы оценить размер бревен в собственных. И чтобы увидеть опасность в недооценке событий у себя дома. Крым более взрывоопасен, чем Абхазия. И относиться к нему нужно бережно, осторожно и уважительно. Мудро, одним словом. Иначе будем все вместе локти кусать

На территории Грузии с древности проживали колхи и карты. Древние народы разводили овец, выращивали пшеницу и местный злак гоми, из которого делали мамалыгу, издавна называли своей гордостью виноград и занимались металлургией: в горах ходили легенды об их кузнецах-волшебниках.
В эпоху поздней бронзы жители каждой местности обретают самоназвание - месхи, имеретинцы, абхазцы, картлийцы, кахетинцы, хевсуры, мегрелы Почему так много племен на такой небольшой территории? Потому что в горах каждый должен решать свою судьбу сам: зима, перевал, снег - и ты один на один с природой, и чуть ли не каждое горное селение – самостоятельное племя.
Термин «грузины» - поздний и собирательный. Считается, что произошел он от имени защитника горцев святого Георгия, которого почитали с IV века, с момента принятия в этих краях христианства.
История войны и мира
Защищаться грузинам приходилось от многих захватчиков: нападали персы и византийцы, арабы и хазары, татары и турки. В X-XIII веках Грузия была самостоятельным и очень влиятельным в своем регионе государством, территория которого простиралась от Черного до Каспийского моря. Наибольшего могущества оно достигло при царе Давиде II Строителе и его внучке царице Тамаре (1184-1212 гг.). Они дружили с Киев-ской Русью, Тамара даже взяла в мужья князя Юрия, сына Андрея Боголюбского.
Грузинской знати не всегда нравилась политика, которую вели цари, и она не раз устраивала восстания против правящей династии. Усобицы стали настоящей напастью, и страна ослабла. В XIII веке ее опустошил Джалал-ад-Дин, а в XIV веке – Хромой Тимур. С покорением турками Константинополя Грузия подпала под влияние Османской империи и в XV веке распалась на отдельные царства и княжества – Картли, Кахети, Имерети, Самцхе. А потом из Имеретии выделились Абхазское царство и Мегрельское княжество.
Грузия стала ареной битвы между Ираном, Турцией и Россией за господство на Кавказе. Иранский шах Аббас истреблял грузин сотнями тысяч. Турция захватила южные и западные области Грузии и проводила политику отуречивания населения Аджарии. Чтобы выжить, грузины обратились к православной Москве. В сентябре 1585 года московский царь Федор Иванович и царь Кахетии Александр подписали «крестоцеловальную запись» - договор о взаимопомощи, и с тех пор эти государства вместе упорно сражались с Турцией и Персией: Грузия - за независимость, а Россия – за влияние в черноморской акватории, что тоже было равносильно независимости.
В конце XVIII века Восточная Грузия объединяется в Картлийско-Кахетинское государство. Но самостоятельно противостоять персам и туркам Картли-Кахети не могла. Ираклий II обратился к Екатерине II с просьбой о покровительстве, и в 1783 году был подписан дружественный договор - знаменитый Георгиевский трактат. Было особо оговорено, что Грузия не теряет самостоятельности, царь и католикос остаются в своем прежнем состоянии, что будут возвращены отнятые турками области, что половина прибыли от добычи руд и металлов, а также две тысячи ведер лучшего вина и 14 лучших лошадей будут исправно поступать России за ее военную помощь и финансовую поддержку.
Этот договор не остановил Иран, и в 1795 году арабы разорили Картли-Кахети, она практически обезлюдела: в стране осталось не более 60 тысяч человек. Россия вступила в войну с Персией, но это не решило проблемы. Царь Георгий ХII попросил российского императора Павла I окончательно принять Грузию в состав России. Павел думал год. Высочайший манифест обнародовал уже Александр I в сентябре 1801 года. Царевичам и князьям были оставлены их уделы, доходы от предпринимательской деятельности оставались на развитие разоренных городов и сел, стране обеспечивались защита от завоевателей и процветание. Уже через 100 лет население Восточной Грузии перевалило за полтора миллиона, была освобождена и возвращена Грузии большая часть отторгнутых персами и турками земель. России же отошли Осетия и Абхазия – Сухумский округ. Договор о присоединении к России были вынуждены подписать мегрельский князь Дадиани и Соломон II, царь Имерети.
Но идея независимости не умирала никогда. Часть грузинского дворянства хотела восстановления династии Багратионов. Грузинские «декабристы» ратовали за республику или конституционную монархию. Народ, задавленный собственными аристократами и негативным отношением к грузинской культуре со стороны российских властей, поднимал восстания. Любые протесты безжалостно подавлялись, но их сменяли новые. В конце XIX века национально-освободительные настроения подогревали грузинские «шестидесятники» Чавчавадзе и Церетели.
С другой стороны, включение в российскую культурно-политическую жизнь приносило и положительные результаты. Развивались грузинская литература, театр, живопись и периодика. До 1917 года грузины учились в Москве, Питере и в Европе. Они женились на русских княжнах и входили в российскую аристократию. Грузинская элита покидала родину и делала карь-еру при дворе русского императора.
История революций
и бунтов
Русские буржуазные революции и октябрьский переворот 1917 года оказали на Грузию огромное влияние. Мечту о независимости воплотили меньшевики: 26 мая 1918 года возникает Грузинская демократическая республика во главе с Жордания. Но власть оказалось легче получить, чем использовать в интересах государства. Во время правления меньшевиков пришло в упадок все то, что худо-бедно развивалось во времена Российской империи. Трудящиеся снова бастовали, а крестьяне устраивали бунты. Меньшевики, спасая свои идеи, не придумали ничего лучшего, как пустить в страну войска Германии и за-ключить договор с Турцией, которая тут же потребовала Аджарию. Едва закончилась первая мировая война, как началась интервенция Антанты. Грузия достигла соглашения о высадке английского десанта, и немцы ушли. Состоялись выборы в парламент, Абхазия вошла в состав Грузинской республики на правах автономии. Англия, Франция и Италия признали Грузию
Казалось бы, жизнь налаживается. Но с этим не согласились большевики и начали восстание против Жордания. Москва оказала восставшим «помощь», и Красная Армия вторглась в страну. В итоге – Грузинский ревком провозгласил Грузинскую Советскую Социалистическую Республику во главе с Махарадзе. Одновременно с Грузинской ССР была провозглашена Абхазская ССР, и Грузия признала ее независимость. Но уже в декабре 1921 года в Тбилиси был подписан договор о вхождении Абхазии в Грузию на правах автономии.
Национальная элита Грузии не согласилась с «советским выбором» и образовала «Комитет независимости Грузии» во главе с генералом Котэ Абхази. В августе 1924 года снова началось восстание, теперь уже антисоветское. Но время было упущено. Восставших объявили врагами народа и расстреляли 44 активиста, среди которых -17 князей царской фамилии. А добровольно сдавшимся была объявлена амнистия.
Грузия в составе Закавказской республики вошла в состав Советского Союза, а с 1936 года стала самостоятельной участницей СССР.
Советская история
Благодаря Иосифу Джугашвили политики из Грузии играли в советской империи значительную роль. В 1956 году Хрущев вздумал пресечь грузинскую вольницу и запретить грузинский язык. Народ вышел на улицы. Опасаясь серьезных последствий, Никита Сергеевич отказался от этого плана.
С 50-х до 1972 года первым секретарем компартии Грузии был Василий Мжаванадзе. Он поддерживал тесные контакты с Украиной, так как его жена была родом из Киева. А в 1972 году к власти пришел Эдуард Шеварднадзе, который с небольшими перерывами возглавлял страну до 2004 года. За хитрость, изворотливость и осторожность этот политик получил прозвище Белый Лис.
Реформы, которые Шеварднадзе провозгласил в семидесятых, сразу же не понравились значительной части населения, и в 1976 году Звиад Гамсахурдиа создал Хельсинскую группу Грузии. В 1978 году звиадисты устроили грандиозную демонстрацию в Тбилиси с требованием сделать грузин-ский язык вторым государственным, и власти, как ни странно, выполнили это требование
Светлой памяти семидесятые
Мне довелось жить в Грузии в конце семидесятых. У мингрельского поселка Джвари на реке Ингури (там, где теперь разруха и бомбовые воронки) страна строила самую большую в Европе плотину арочного типа. Тысячи рабочих разных национальностей бочками пили «Алазанскую долину» и объедались мелкими сладкими мандаринами по 50 копеек за килограмм. Продуктовые магазины были пусты, и только накануне приездов на стройку Шеварднадзе прилавки на короткое время наполнялись копченой горбушей, огромными индюками и вареной колбасой. Страна была мирной и, несмотря на пустоту в магазинах, зажиточной. В горных селениях абхазы, мегрелы и сваны пасли овец на соседних склонах, ходили друг к другу в гости и пели свои чудесные песни. А еще по стране ездили с гастролями дет-ский вокальный ансамбль «Мзиури» («Солнышко») и театр марионеток Резо Габриадзе. Народ зачитывался романами Нодара Думбадзе, влюблялся в Вахтанга Кикабидзе, отдыхать ездил в Гали, оставляя заработанные деньги в карманах предприимчивых грузин и абхазцев. И все рынки Союза были завалены грузинскими мандаринами. Молодой, энергичный и еще вполне черноволосый Шеварднадзе каждый день с экранов телевизоров рассказывал о том, как наводит в стране порядок. Это было непривычно. Вслух говорилось о взятках, коррупции и бюрократах. Бичевались чайные и мандариновые спекулянты. Разоблачались криминальные кланы. Появились анекдоты типа: «В аэропорту Тбилиси совершил посадку самолет из Советского Союза». В Шеварднадзе стреляли. В стране накапливалась напряженность...
На исходе века
В конце 80-х эта напряженность разразилась грозой. В апреле 1989 года при разгоне демонстрации было убито 19, ранено более 100 и отравлены газом сотни митингующих. В древнем Тифлисе увидели танки и кровь.
В 1990 году состоялся чрезвычайный Конгресс политических партий и был создан Национальный Конгресс. Партии некоммунистической ориентации победили на выборах. Первым президентом избрали Звиада Гамсахурдиа. Но понравилось это далеко не всем: в 1992 году Гамсахурдия был свергнут, бежал (и погиб через три года при невыясненных обстоятельствах), а в стране был создан Военный совет, который вернул власть Эдуарду Шеварднадзе.
Абхазия и Осетия, воспользовавшись неразберихой, снова пытались получить независимость. Грузия воспротивилась - и началась война. Разгул бандитизма в Мегрелии, бомбежки в Сухуме и отряды мародеров в ущельях Абхазии потрясли мир. Соглашение о прекращении огня было достигнуто только в 1994 году.
Сознание грузин и славян как бы раздвоилось. С одной стороны, намертво впечатанное в сердца обоюдное народное дружелюбие, с другой - криминальные разборки под руководством высокопоставленных особ и унизительное - «лицо кавказской национальности». Шеварднадзе всеми силами старался удержать Грузию в старом пророссийском русле, но отношения обострились. Вспомнились старые обиды...
Белый Лис избирался президентом в 1995-м и в 2000-м, но в 2005 году наступил перелом. Народу надоели его хитрость, осторожность и приверженность к России. Грузинской элите захотелось самостоятельной политики и своего места на международной арене. После тридцатидвухлетнего царствования старый Белый Лис был твердо отправлен в отставку, а Грузия, опьяненная ароматом роз, в надежде на чудо усадила в президентское кресло молодого волчонка - Михаила Саакашвили, и что-то хорошее он, несомненно, сделал.
Семь лет Грузия была страной ужасов. Там царила жуткая преступность, погибло огромное количество людей (в основном стариков и детей!), не было электричества, газа, воды, тепла. Бандиты выгнали из Абхазии грузин, и она практически опустела. В пограничных районах во всех школах, больницах, гостиницах мыкались беженцы. Людей воровали для выкупа. Дети практически не учились. От катастрофического голода спасало только то, что Грузия - сельскохозяйственная страна.
Сегодня в Грузии есть и свет, и газ, и тепло, люди гуляют вечерами по улицам, работают магазины, школы и больницы. Почему же тогда на улицах Тбилиси демонстранты снова сражаются с полицией?
Потому что всего, что обещал, Саакашвили не выполнил. Потому что переоценил свои силы, отказавшись от России и повернувшись к США. Потому что у большой России нашлись палки, которые можно вставить в колеса маленькой Грузии. Потому что теперь уже не Турция и Иран, а лезущие везде США протянули загребущие руки к выгодно расположенному государству. Экономическая блокада сделала свое дело. Народ опять начал выходить на улицу. Вначале – учителя, с требованием выплатить зарплату. Потом – беременные женщины, возмущенные отменой выплат по декретному отпуску. Потом – все покатилось как снежный ком, а закончилось чрезвычайным положением и отставкой Саакашвили.
Между Сциллой
и Харибдой
Перелистав историю, вижу, как мыкались народы Грузии, выбирая, к кому бы приклонить голову, кто бы их защитил и дал возможность для саморазвития. Им никогда не было по пути с мусульманскими Ираном и Турцией. Много лет они не видели иного выхода, как искать заступничества у России. Во время интервенции они пытались найти поддержку у европейцев. И ничего путного из всего этого не вышло.
Исторически сложилось так, что территория нынешней Грузии делилась на Западную и Восточную: Кутаисско-Сухумскую Колхиду-Абхазию и Мцхета-Тбилисскую Картли-Имеретию. Десятки раз они сходились и расходились, исходя из соображений либо политики, либо экономики. Иногда их толкали друг другу в объятия огромные империи, для которых Грузия всегда была полигоном, где выясняются отношения и определяются политические приоритеты. А иногда их сталкивали лбами, и тогда лилась кровь. Вот почему они такие горячие и обидчивые: всегда настороже, потому что окружающие в любой момент готовы использовать их в своих целях.
Саакашвили как политик потерял главное - уважение. Его сегодня осуждают и заокеанские союзники, и ближайшие соседи, и собственный народ. За то, что не сумел провести свой утлый челн между Сциллой России и Харибдой Атлантического блока. А еще потому, что слишком уж на него надеялись, оттого и разочаровались тоже слишком. А у больших держав – так же как и у больших партий, – не хватает мудрости, выдержки, дипломатичности и просто порядочности, чтобы дать возможность маленьким как-то самоопределиться в этой смутной жизни. А жаль



Донецкий кряж, № 2917 от 18.02.2008
Ирина ШЕВЧЕНКО

PageRank Button Яндекс цитирования