С улыбкой на лице и осколком у сердца
встречает свой 80-й день рождения первый заместитель председателя Донецкого областного союза журналистов П.Ф. БОГДАНОВ С этим энергичным, бодрым, подтянутым и много знающим человеком знакомы практически все члены нашего областного союза (а это более 1300 человек).

Хоть раз, но каждый из нас обращался к нему по какому-то делу, за консультацией, а то и помощью. И несмотря на огромную загруженность, Павел Филиппович для всех находит и время, и теплое слово, и мудрый совет.

Впрочем, не буду сужать сферу его интересов и знакомств рамками только одной творческой организации. Известен он и людям, далеким от журналистики: с кем-то вместе воевал или работал, а кто-то просто общался с ним в различных житейских ситуациях, когда весьма кстати приходился богатый жизненный и творческий опыт П.Ф. Богданова.

Видя его улыбку, многие думают, что перед ними баловень судьбы, человек, уцелевший в пламени Великой Отечественной, занимавший затем солидные посты (среди них - работа в обкоме комсомола, редакторство в газете "Комсомолец Донбасса" и директорство в книжном издательстве "Донбасс"). У него немало государственных наград, звание "Заслуженный работник культуры Украины", Грамота Президента, Почетная Грамота Кабмина... А знаете ли вы, что до войны Пашка Богданов просто-напросто мог и не дожить?

Он родился в небольшом алтайском селе 15 марта 1924 года. Когда ему шел шестой год, отца мобилизовали на строительство Кемеровской ГРЭС. И осталась мать одна с пятью детьми - мал мала меньше... Через три года молодая женщина угасла, но Филиппа Богданова со стройки не отпустили, а детей распихали по детдомам. Еще через три года отец собирал сынов и дочек по приютам и знакомил с мачехой, которая всем сердцем прикипела к пасынкам и падчерицам.

Жить бы и радоваться, все беды позади, но грянула война. Павел как раз накануне окончил школу, получил аттестат зрелости и мечтал об институте, но вместе с одноклассниками отправился в военкомат. Их не взяли. И пришлось поступать в институт. Его хватило лишь на месяц, затем вновь стал искать пути, как попасть на фронт. "Пролетел" с лыжным батальоном, огнеметной командой, ну, не брали на войну - и все. Наконец стал курсантом Кемеровского военно-пехотного училища.

Учили, естественно, по ускоренной программе. Через три недели предстоял выпуск, и молодых лейтенантов ждала передовая. Но жизнь переиначила все по-своему. 8 августа 1942 года курсантов построили на плацу и зачитали приказ: "Ни шагу назад!". А вечером эшелон уже мчал ребят, так и не ставших офицерами, под Сталинград. Вместе с ними оборону в приволжских степях спешно занимали каракалпаки. Овцеводов и хлопкоробов так и привезли из солнечного Узбекистана на фронт в халатах и тюбетейках. Переодеть в военное обмундирование их успели. Объяснить хотя бы азы ведения боя - нет. После первого же натиска немцев от соседей уцелело лишь каждый пятый.

И понеслась военная жизнь: Сталинградский фронт, Центральный, Первый Украинский... Атаки и отступления, оборона и ранения. После Сталинграда у сержанта-артиллериста Богданова были Курская дуга, битва за Днепр, освобождение Западной Украины. На груди командира орудийного расчета нашлось место и нашивкам за ранения, и ордену Красной Звезды с медалями. А сердце переполняла горечь утрат: немало друзей-товарищей полегло за эти годы! Еще в 43-м погиб брат Михаил, так и не успевший освободить Харьков, в 44-м - отец, чья часть двигалась на Львов. Павел воевал неподалеку - на Станиславщине (ныне - Ивано-Франковская область). И свой последний бой 20 июня 1944 года он запомнил на всю жизнь.

Без должной артподготовки их батарею и один (!) пехотный батальон бросили на штурм безымянной высотки возле села Коршев, откуда можно было наблюдать за железной дорогой. Но гладко было на бумаге, в жизни немцы выкосили почти весь батальон и взялись за батарею. Артиллеристы окопались в ложбине за деревьями. Вражеский снаряд разорвался в зеленой кроне прямо над Богдановым. Осколки пробили ему ногу, вырвали часть лица, посекли тело. Но он был жив, и молоденький лейтенантик (три дня на фронте) на собственных плечах дотянул командира противотанкового орудия до санроты. Оттуда - в медсанбат.

Три дня старший сержант был без сознания, а когда очнулся - завертелся вихрь госпиталей и операций. Более года лечили солдата врачи. Уже и Победа пришла, а несколько осколков все еще сидели в нем. Один "окопался" и по сей день - между сердцем и позвоночником. Он отчетливо виден на рентгене. Бывает, молодой врач удивится: "Ой, а что это у вас?". "У нас" - это эхо войны, стальное и опасное, но трогать его нельзя. И жить надо осторожно, чтоб не зашевелился.

Но Павел Филиппович не может осторожно, в полнакала. Никогда и ни на какой работе не делал себе скидок на инвалидность, на осколок, на заслуги. Смотрит прямо, дышит полной грудью, улыбается от души.

Так что живите долго, Павел Филиппович! Вы нам нужны!

От имени и по поручению коллектива "Вечерки"

Лариса СМИРНОВА.
Секретарь первичной журналистской организации.

НА СНИМКЕ: П.Ф. БОГДАНОВ.
Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.


Вечерний Донецк, № 39 (7903) от 13.03.2004

PageRank Button Яндекс цитирования